05:33 | 19 августа, 2018

Запрос на перемены к худшему?

Россия находится в тупике: о необходимости развития говорят все, однако план действий не озвучен. Без коренных изменений не обойтись, но именно они в нынешней системе невозможны.

Социологи заявили о запросе россиян на перемены и посетовали на невнимание властей к внутренним проблемам страны.

По данным ВЦИОМ, почти 90% граждан считают, что России необходимы преобразования, а «Левада-центр» сообщил, что жители одобряют внешнеполитические достижения президента, но указывают на недоработки в социальной политике. С чем связаны такие результаты? Действительно ли преобразования будут?

Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций:

«Повестку запроса на перемены федеральный центр сам и „вбрасывал“. Первая часть послания президента была посвящена изменениям в социально-экономической политике. Появились фразы типа „прорыва“, „мобилизации“ и т. п. Фактически это повестка, которую накачивал сам Кремль, и под эти изменения готовилась почва. Если бы была задача на консервативную составляющую, например, на замораживание системы, то это и выглядело бы совсем по-другому: „нет переменам“, „нет украинскому сценарию“. От этой схемы явно ушли.

Дело не в том, что у общества есть запрос на перемены, а в том, что этот запрос самим федеральным центром сформулирован и его сейчас артикулировали в повестке. Другое дело, во что он реализуется. Запрос на перемены касается социально-экономической сферы. Для последних сроков президентов в президентских республиках и премьер-министров в парламентских республиках характерен период, как правило, не очень популярных реформ. Скорее всего, они будут, но с прицелом на долгосрочный эффект.

Запрос получит ответ в виде конкретных кадровых решений и перехода к конкретным программам действий. В вопросе представления премьера и кабинета министров была принята мягкая, нерадикальная схема: премьер оставлен тот же, но ему будет выстроена „пирамида“, которая и будет заниматься экономикой и социальной сферой.

Какие-то политические изменения вполне возможны, но на первом этапе они не выступают в качестве основополагающих. Фундаментальных политических изменений, кроме, может, частично судебной системы, не предполагается. Пока что в системе политических составляющих идет речь об оптимизации и повышении эффективности отдельных ведомств. Инициативы, связанные с упразднением институтов, маловероятны».

Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития:

«В опросе „Левада-центра“ есть два блока: что россияне считают решенным Владимиром Путиным и что они считают нерешенным. Из того, что решено — это внешнеполитический блок, связанный с позиционированием России в мире, и ситуация в Кавказском регионе. А вот во внутренней политике есть целый ряд вопросов: и о несправедливом распределении доходов внутри государства, и о небольших пенсиях и зарплатах и т. п. За последние годы это все было зоной ответственности правительства. Но понятно, что за все отвечает президент.

Объективная реальность такова, что ситуацию внутри страны граждане оценивают заметно хуже, чем внешнеполитические успехи. Это уже нашло прямое отражение в выступлениях президента — и в послании Федеральному Собранию, и в кратком выступлении во время инаугурации. Владимир Путин сказал, что новый президентский срок будет посвящен решению внутренних проблем государства. Президент говорит, что нужны перемены внутри страны, и социальные опросы подтверждают, что именно этого от него и ждут.

От президента ожидают новой экономической политики, коль скоро предыдущая экономическая политика привела к результатам, которые мы сегодня обсуждаем, к недовольству итогами этой политики. Значит, экономическая политика должна быть новой. А вот дальше — уже вопрос, что президент выберет, по какому пути он пойдет. Есть предложения большей либерализации экономики. Или альтернативные: большего участия государства в управлении экономикой и решении социальных вопросов. Есть предложения пытаться привести инвестиции с Запада, а есть — о том, чтобы меньше вкладывать золотовалютных ресурсов в ценные бумаги казначейства США, переводить финансовой структуры страны на финансирование внутрироссийских процессов.

Какой путь будет выбран? Посмотрим на состав нового правительства. До этого сказать нельзя».

Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий:

«Владимир Путин слышит запрос общества на перемены, но что такое перемены? Перемен хотят все, но каких? Большинство общества хочет, чтобы побольше платили, чтобы получше жилось пенсионерам, чтобы в здравоохранении было побольше бесплатного компонента, и желательно, чтобы все здравоохранение было бесплатным, чтобы в образовании отменили ЕГЭ и учили по хорошим учебникам, которые были еще при товарище Сталине, и т. д. В общем, хочется заботливого, патерналистского, теплого, нравственного государства.

Есть часть общества, которая говорит, что мы должны жить в XXI веке, что нужно продвигать новые технологии, что нужно работать с талантливой молодежью, и если та хочет что-то менять, то к ней нужно прислушиваться, если ей скучно и тесно в существующих рамках, значит, эти рамки нужно сдвигать, нужно развивать инициативу…

Но есть еще бюджет, который с трудом сводится и требует достаточно серьезных непопулярных мер, которые откладывались в связи с парламентскими и президентскими выборами, включая повышение пенсионного возраста или повышение налогового бремени и сокращение налоговых льгот. Но на такие перемены запроса нет ни у кого, кроме, может быть, экономистов, отвечающих за бюджетную политику.

И вот как эти три запроса совместить — это и есть самый большой вопрос, который станет важнейшей темой четвертого срока президента».

Алексей Синельников, политолог:

«В последнее время разные организации, например, связанные с Алексеем Кудриным, или с Борисом Титовым, или „Изборский клуб“, какие-то промышленники, предприниматели — все они писали большое количество разнообразных планов развития, и эти планы частично или полностью публиковались. Что же касается результатов опросов „Левады“ и ВЦИОМа, то это — лишь „господа оформители“. Они работают на определенные круги и подкрепляют своей социологией определенные точки зрения.

Однако, судя по бодрым, многообещающим фразам Владимира Путина на инаугурации о том, что нам нужны перемены, какой-то план им уже принят, существует. Но какой?

Очевидно, что страна находится в некотором тупике, она стреножена. Нельзя сказать, что происходит что-то хорошее, и нельзя сказать, что происходит что-то плохое. Не производится ничего, кроме шума и троллинга — как Запада, так и собственного населения внутри страны. А вот что собираются делать — совершенно непонятно.

Видимо, должен быть выбран какой-то вариант, связанный с развитием внутреннего рынка. На внешних рынках мы уже все проиграли, и нас там никто не ждет. Внутри же страны у нас, действительно, есть несколько сфер деятельности, где добиваются определенных успехов. Рациональная политика должна быть в интересах производящего класса. Но в нашей нынешней конструкции как только где-то что-то начинает расти, так туда тут же приходят люди, которые хотят нажиться за счет снятия какой-то ренты. У нас сформировался целый класс, который кормится за счет производящих сил. Ситуация — как на карикатуре за несколько лет до крушения царизма: один с сошкой, а семеро с ложкой. Внизу трудится крестьянин, а на нем сидят жандарм, помещик, судья, поп — толоконный лоб, а на самом верхнем уровне сидит царь. И все они сидят на шее человека, который работает. Вся эта административно-идеологическая надстройка сама не производит, а только машет дубинками, нагайками.

Чтобы реализовать то, к чему призывает Владимир Путин, надо всю эту конструкцию поломать. Пока в конфликте между взяточником в погонах и производителем государство не встанет на сторону производителя, никакого развития не будет. Но кто это сделает? Если опираться на тех же людей, которые берут деньги в стране и скидывают их за границу, то возникает вопрос: а какие у них основания вдруг развернуться, вернуть деньги из-за границы и начать вкладывать в страну? Не видно таких оснований. Всем давно понятно, что надо делать, но жалко, что делать это некому».

Дмитрий Ремизов, ИА РосБалт

Запрос на перемены к худшему? фото 2
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)