13:02 | 20 июня, 2019

Валентин Коновалов дал интервью Эху Москвы

Губернатор Хакасии рассказал, как быть "слугой двух господ" на радио Эхо Москвы.

Губернатор Хакасии Валентин Коновалов накануне побывал в студии Эха Москвы и дал интервью радиоведущему Максиму Курникову. Московский журналист расспросил главу Хакасии о новой должности, проблемах региона и планах на будущее. А мы – записали самое главное из этой беседы. Читатели смогут ознакомиться с полной версией чуть позже, пока предлагаем вниманию наш вариант:

— Сейчас у нас в студии губернатор, о котором очень много говорят в последний год — Валентин Коновалов. Вы впервые на форуме? Как впечатления?

— Впечатления отличные, провели много встреч, подписали несколько соглашений. В целом всё очень радужно.

— Слушайте, вот Вы впервые приехали на форум, и я думаю, что Вы как оппозиционный политик смотрите и воспринимаете происходящее по-другому. Полезно это мероприятие для Вас или вот Вы приехали, формально подписали документы…

— Для республики мероприятие безусловно полезное. Я оцениваю его как государственный деятель, как глава субъекта и, естественно, представленные здесь крупные компании, коммерческие и федеральные структуры предлагают новые возможности для республики…

— Вы чувствуете особое отношение к губернаторам других регионов и к себе? Видите ли разницу? Если да, то и в чём она заключается? Если нет, то почему так происходит?

— К оппозиционным губернаторам, конечно, особое отношение как у населения, так и структуры власти в целом. Какой-то откровенной дискриминации в бюджетных отношениях и в целом во взаимодействии с федеральными структурами мы не видим.

— То, что Вы в принципе не видите дискриминации в бюджетных отношениях, я понимаю. Мне интересно, проще или сложнее Вам, допустим, поехать встретиться с каким-то министром…

— Нет, таких сложностей тоже не возникает. Все всё понимают, и отношение ко мне коллег очень доброжелательное.

— У вас уже были встречи с Президентом?

— С Президентом была встреча в декабре, когда собрали всех вновь избранных губернаторов.

— Удалось поговорить?

— Да…

— О чем говорили?

— Встреча была короткой, я рассказал о ряде проблем, которые существуют в республике и, соответственно, обратился с некоторыми просьбами.

— Помимо того, что Вы оппозиционный губернатор, что редкость, Вы ещё и один из самых молодых губернаторов, который когда-либо заступал на эту должность. Скажите, так представляли себе эту работу, когда шли на выборы? Если нет, то в чём отличие?

— Первое, что я сразу понимал, республика в очень сложном положении и работать придётся днём и ночью. Эти мои ожидания вполне оправдались. Дискомфортно пристальное внимание ко всей моей жизни. Фактически, даже личное сейчас, к сожалению, публично, и это довольно сложно.

— Да, но жизнь продолжается.

— Безусловно.

— Что, на Ваш взгляд, предшественник, которого Вы критиковали, делал верно? Были ли объективные причины, отчего регион попал в то сложное положение, в котором сейчас находится?

— Мы знаем, что закредитованность есть у большинства субъектов. Конечно, в Хакасии она обрела завышенные масштабы. Проблема есть и была она создана предшественником. Сейчас мы пытаемся её решить, потому что без разрешения проблемы госдолга к поступательному развитию республики нам не перейти. Но при этом у Виктора Михайловича был ряд положительных шагов, способствующих развитию республики. В частности, программа поддержки малых сёл, которую мы обязательно продолжим.

— Если говорить о команде, какой принцип отбора кандидатов Вы избрали? Набрали новую команду, опираетесь на старые кадры и как это воспринимается населением?

— Правительство сформировано в том числе и из кадров, работавших в старой команде. Так же мы проводили конкурсы, по итогам которых были приняты новые кадры…

— Все проводят конкурсы.

— У нас этот конкурс получился публичным.

— То есть такой реальный конкурс… А какое процентное соотношение представителей от разных партий в правительстве Хакасии?

— Большинство беспартийные. Есть представители Единой России, компартии, и ЛДПР. В общем-то правительство коалиционное. Верховный Совет Хакасии также очень разнообразен по составу. Сегодня в парламенте республики представлено семь политических партий. Наверное, это наибольшее число представителей от разных политических элит среди субъектов..

— Но Единая Россия всё равно составляет большинство?

— У Единой России фракция составляет 18 человек, у КПРФ 15.

— Ух ты! То есть у вас традиционно сильные позиции КПРФ. В итоге, если у вас 15 мест КПРФ вы договариваетесь с другими коалициями?

— Ещё сильная позиция у ЛДПР.

— И вы можете опираться на это партии?

— Мы сегодня конструктивно работаем с парламентом, находим компромиссы. И в принципе, когда шёл на выборы, я открыто заявлял, что роль парламента нужно усиливать. На этой позиции я стою до сих пор. Важен как контроль, так и участие парламента в управлении регионом…

— Говорят, нет ничего более страшного, чем два начальника. У Вас с одной стороны партийный начальник, господин Зюганов, а с другой, Вы, как губернатор, встроены в вертикаль власти государственной. Насколько комфортно Вы себя ощущаете?

— Слуга двух господ, Вы имеете в виду? Думаю, противоречия тут могут касаться только выборных историй. Мы все понимаем, что политически Президент дистанцировался от Единой России, и сегодня выступает арбитром, который над схваткой. Таким образом для меня острых противоречий нет.

— Известно, что руководителями муниципалитетов Хакасии становились люди, подчинявшиеся прежнему губернатору. Как у вас с ними складываются отношения? Ведь муниципальный уровень Хакасии тоже даёт поводы средствам массовой информации поговорить о себе…

— К сожалению да. У нас муниципалитеты всегда были независимы. Главы избираются прямым голосованием, и у них нет непосредственного подчинения региональной власти. С кем-то получается лучше взаимодействовать, с кем-то хуже, но в целом какой-то откровенной конфронтации нет.

— Мне интересно, когда произошла та история с чиновником одного из районов, он, кстати, единоросс, что Вы почувствовали. Обрадовались, что политический конкурент попал в такую историю или Вам было стыдно за регион?

— Ну я был, конечно, маленько шокирован. В политике я уже не первый год, с журналистами приходилось общаться и до избирательной компании, у них, конечно, присутствует разная степень активности и навязчивости. Но я бы себе, конечно, такого никогда не позволил. Случай откровенно вопиющий. Мне кажется, нет таких вопросов, на которые надо отвечать кулаками.

— Последние полгода Хакасии уделяется много внимания. Вы его оцениваете, как какие-то дополнительные возможности для республики, или наоборот, оно утомляет регион, жителей, чиновников?

— Откровенно говоря, меня, как главу региона, такое внимание отвлекает от хозяйственных, управленческих вопросов, от экономики республики. Приходится уделять внимание в том числе информационным темам, которые то тут, то там всплывают и выходят на федеральный уровень. Да, Хакасия сегодня стала известна на всю страну. С одной стороны, может это и не плохо, жаль поводы пока не очень хорошие.

— Ну, победа оппозиционного кандидата, наверное, не самый плохой из поводов…

— Я не это имел в виду. Конечно, наша республика показала, что в ней живёт независимый и свободолюбивый народ, которому нельзя навязать чужое мнение. Это, конечно, радует.

— Сами Вы какие проблемы в регионе обозначили бы как острые?

— Проблем много. Это и вопросы экологии, и вопросы жилищно-коммунальной сферы. Накопилось их большое количество, но мы их поступательно будем решать.

— Давайте по рейтингу. Скажем, если говорить об Архангельской области, понятно, что там самое острое мусорная реформа…

— И у нас она актуальна…

— С какой стороны?

— Когда мы пришли, региональный оператор уже был определён. Был проведён конкурс, утверждён тариф. Пришлось работать с тем, что было. И определённых успехов нам удалось достичь. Мы один из немногих регионов, где те, тарифы, которые уже были утверждены, по факту были снижены. По некоторым территориальным зонам от 30 до 26%. Для этого пришлось приложить немало сил. Сегодня мы продолжаем работать над обоснованностью экономических тарифов. И хотелось бы, чтобы реформа шла в том русле, в котором она задумывалась. Чтобы осуществлялась переработка и сортировка мусора и так далее.

— Мы говорили об Архангельске. А какая самая острая и вопиющая проблема в Хакасии, что вызывает недовольство населения?

— Могу обозначить тариф на электроэнергию. В Хакасии располагается СШ ГЭС, которая производит электроэнергию. Общеизвестно, энергия, получаемая с гидроэлектростанций, по себестоимости самая дешёвая. У нас живут люди, которые эту гидроэлектростанцию строили. И конечно у населения, у предпринимателей, у малого и среднего бизнеса есть непонимание, почему тариф такой, как он есть. Тарифы на электроэнергию в Хакасии — предмет для дальнейшей работы, потому что мы сегодня об этом говорим…

— Ну и что сегодня губернатор, даже имея сравнительно дружественный законодательный парламент, может сделать против большой энергетической компании?

— На региональном уровне, конечно, рычагов влияния не так много. Хотя мы и утверждаем тариф, наш регулятор исходит из того, что подаёт организация и, соответственно, у нас возможностей на снижение не так много. Однако, некоторые соседние с нами районы добились перехода в другую оптовую зону, что позволило им снизить стоимость электроэнергии.

— То есть механизм есть..

— Да, механизм есть и его нужно задействовать…

— Сейчас многие говорят, какой смысл бороться за губернаторское кресло, когда ты просто становишься винтиком в этой системе? У тебя связаны руки, ты ничего не можешь изменить, ты должен подчиняться этой вертикали, и будь ты хоть какой угодно партии, от тебя ничего не зависит. Что Вы можете ответить на это? Насколько это справедливое или несправедливое утверждение?

— Отчасти. Потому что и местная власть, и региональная сегодня в своих возможностях, особенно в финансовых, ограничена. Бездотационных субъектов у нас можно пересчитать на пальцах одной руки. Но, с другой стороны, идёт изменение, повышение контроля, формируется более честное отношение к власти, потому что власть избранная народом, всегда будет ориентироваться на народ, который её избрал.

— То есть Вы чувствуете за собой людей?

— Безусловно.

— Тогда давайте сформулируем, чем отличается губернатор оппозиционной партии от обычного губернатора. Вам кажется, что он лучше может контролировать?

— Не только он. В целом система больше начинает контролировать и исполнительную, и местную власть. К контролю подключаются федеральные структуры. Открытость становится больше…

— Внимание к региону становится больше?

— Внимание не только к региону, а в целом интерес у населения становится больше…

— Люди становятся больше вовлечены?

— Да.

Валентин Коновалов дал интервью Эху Москвы фото 2
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)