07:52 | 10 декабря, 2018

Правительство заставит граждан откладывать на старость из собственных зарплат

Напомним, что мораторий на передачу пенсионных накоплений действует еще с 2014-го года. До этого долей в 6%, начисляемой сверх зарплат работников, россияне могли распоряжаться самостоятельно. Средства можно было направить на формирование собственной пенсии или передать в страховую часть, тем самым увеличив баллы для расчета страховой пенсии. Для этого доля передавалась в ВЭБ или НПФ, но теперь она поступает непосредственно в Пенсионный фонд для выплат сегодняшним пенсионерам. С 2014 года эта мера регулярно продлевалась. Так, в декабре 2017 президент Владимир Путин подписал закон о продлении заморозки накопительной части пенсии до 2020 года.

Ранее о продлении заморозки накопительной части пенсии и на 2021 год заявил глава Минтруда Максим Топилин. По его словам, мораторий на формирование средств пенсионных накоплений с 2014 года уже сэкономил российскому бюджету порядка 2 трлн. рублей.

Власть считает бедных россиян «проклятым племенем»

Впрочем, некоторые депутаты видят в продлении заморозки не только положительные стороны. Например, член думского комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ольга Баталина назвала это решение «вынужденной мерой, которая не укрепляет доверие к пенсионной системе». Она выразила уверенность, что накопительная пенсионная система должна быть добровольной, а длинные деньги пенсионных фондов — работать на экономику страны, стимулируя ее рост. Однако сейчас продление заморозки пенсионных накоплений «позволит обеспечить устойчивость солидарной пенсионной системы» на предстоящие три года.

В 2020 году предусмотрено четыре трансферта для ПФР: на обязательное пенсионное страхование (852 млрд руб.), на компенсацию выпадающих доходов в связи с установлением пониженных тарифов страховых взносов (593 млрд руб.), на выплату пенсий по государственному пенсионному обеспечению (488 млрд руб.) и на валоризацию величины расчетного пенсионного капитала (686 млрд руб.)

Глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов не исключает, что заморозка до 2021 года связана с возможностью в следующем году утвердить закон об индивидуальном пенсионном капитале. «Который в связке с этой нормой и даст возможность поставить точку в этом вопросе», — сказал Дроздов.

О том, что в 2020 году в России запустят новую систему пенсионных накоплений, в сентябре 2018-го сообщил министр финансов и вице-премьер Антон Силуанов, а сама эта идея обсуждается еще с 2016-го года. По его словам, система будет основана на индивидуальном пенсионном капитале (ИПК), который и заменит государственную накопительную систему.

«Нам еще нужно будет обсудить детали этой системы в правительстве. Полагаю, что где-то с 2020 года мы сможем запустить действие этого индивидуального пенсионного капитала», — сказал Силуанов на Московском финансовом форуме. Он добавил, что этими деньгами можно будет воспользоваться до выхода на пенсию для решения проблем со здоровьем.

Согласно опросу, проведенному ФОМ еще в 2015 году, 52% граждан, попадающих под заморозку накопительной части пенсии, в принципе предпочитают накопительную систему. Тем не менее, значительная часть людей не доверяет государству, и боится, что эти накопления в итоге все равно им не достанутся.

Руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России, кандидат экономических наук Константин Добромыслов считает, что граждане не понесут никакого ущерба от заморозки накопительных пенсий. Напротив, это даже обезопасит их сбережения, так как сама по себе накопительная система у нас работает крайне неэффективно. В то же время, проект об индивидуальном пенсионном капитале вызывает у общественников серьезное беспокойство.

— У нас существует два типа пенсии — страховая и накопительная. На накопительную пенсию для лиц моложе 1967 года рождения отчислялось по 6% из общего страхового тарифа в 24%. То есть 18% шло на страховую, и 6% — на накопительную пенсию. В 2014 было принято решение, что эти средства будут направляться не на накопительную пенсию, а на страховую. Для застрахованного лица практически ничего не поменялась. Все его права сохраняются, только не в накопительном компоненте пенсии, а в страховом.

«СП»: — Но между этими видами пенсий ведь есть различие, почему ничего не поменялось?

— Дело в том, что сама система накопительных пенсий в нашей стране, к сожалению, работала не очень хорошо. Инвестиционная доходность по ним была даже ниже, чем по страховым. Поэтому по существу люди теряли, а не накапливали.

Кроме того, большие проблемы были в самой организации этих пенсий. У нас непонятно, кому принадлежат эти негосударственные пенсионные фонды (НПФ) и что с ними происходит. А за последние годы с ними произошла масса неприятностей. Мы знаем про пять НПФ, которые принадлежали лицам, потом исчезнувшим вместе со всеми средствами и осевшим в Англии. Так что финансовых проблем с накопительными пенсиями было очень много.

В связи с этим встал вопрос об исполнении обязательств перед застрахованными лицами по их накопительной части пенсий. Существование этой части требовало ежегодного трансферта из федерального бюджета, чтобы покрывать дефицит ПФР. По последнему году, это порядка 600 миллиардов рублей, что в кризисные годы достаточно проблематично для государства.

Вот почему было прекращено перечисление этих 6% на накопительные счета граждан. Слово «заморозка» в этом контексте, скорее, относится к заморозке для тех финансовых институтов, которые занимались накопительной частью. К ним средства поступать перестали в целях безопасности для застрахованных лиц.

«СП»: — А создание системы индивидуального пенсионного капитала решит проблему с накопительной частью пенсий?

— Обсуждаемая сейчас идея ИПК по существу ничем не отличается от пенсионного компонента, который существовал до этого. Единственное отличие в том, что страховые взносы, то есть эти 6%, будет платить не работодатель. Они будут перечисляться из заработной платы самого работника. В связи с тем, что в целом у нас фонд оплаты труда не очень велик и большое число лиц получает заработную плату на уровне прожиточного минимума, для большинства людей это станет непосильным бременем. Поэтому ИПК может рассматриваться как инструмент для достаточно узкой части населения, которая имеет высокий доход и может позволить себе заниматься дополнительным пенсионным страхованием.

В отличие от «гражданских», высшим офицерам МВД кабмин обеспечит комфортную жизнь в старости

Мы выступаем за то, чтобы проект ИПК не был распространен на всех граждан. Но пока в нем есть «добровольно-принудительный» компонент. То есть с одной стороны, это будет вроде как добровольно, но с другой, людей будут принуждать участвовать в этом накопительном компоненте. Мы считает это неприемлемым для большого количества работающих граждан, так как у них зарплаты крайне низкие.

«СП»: — То есть, возвращаясь к заморозке накопительных пенсий, от этого граждане ничего не потеряют?

— Вопрос о выведении накопительного компонента из обязательной пенсионной системы до сих пор законодателями не решен, хотя это необходимо. Поэтому они просто приняли решение о продлении этой «заморозки», хотя термин не очень верный. Это заморозка для финансовых институтов, сами застрахованные, повторю, ничего не теряют, а даже наоборот, приобретают, потому что индексация их страховых отчислений происходит более высокими темпами, чем в накопительном компоненте.

https://svpressa.ru/economy/article/216924/

Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)