23:07 | 14 ноября, 2019

Пенсионная реформа: Россию превратили в тюрьму для нищих и больных стариков

Ни в одной цивилизованной стране мира нет такого отношения к пожилым

Говорят, что уровень цивилизованности общества и жизни страны измеряется отношением к самым слабым: женщинам, детям и пенсионерам. В СССР об этом всегда помнили, и старики могли без страха выходить на заслуженный отдых, зная, что их образ жизни сильно не изменится. Нуждаться ни в чем не будут. Так и в многих странах теперь, даже несмотря на пенсионные реформы.

В Дании (в сравнении с Россией очень маленькой стране) нет пенсионеров, живущих за чертой бедности. Хотя пенсионный фонд устроен почти как в России. Есть базовая часть пенсии, ее обеспечивает государство. И есть личные пенсионные накопления, которые человек делал на протяжении своей жизни, пока работал. Из них и складывается обеспеченная старость датчан. Но, если по какой-то причине личные пенсионные накопления не состоялись, то государство берет на себя бремя обеспечить пожилому гражданину достойное существование на пенсии. Никак это произошло у нас за счет пенсионной реформы и отъема денег у одних, чтобы дать другим, а по-иному.

– Бедность, а тем более нищета пенсионеров, необычное явление для Дании, – подтверждает профессор Орхусского университета Дании Торбен М. Андерсен. – Хотя могут быть случаи, когда человек переехал на ПМЖ в Данию в уже зрелом возрасте и он может рассчитывать только на часть пенсии, которая выплачивается государством. В этом случае, доход пенсионера не будет столь же высоким, как у других.

Ольга – датская пенсионерка русских корней. Ей сейчас чуть за семьдесят. В Данию переехала на постоянное место жительства из Севастополя около 20 лет назад, выйдя замуж. Муж Ольги умер несколько лет назад, и она осталась одинокой вдовой с очень маленькой пенсией, так как в Дании она проработала до наступления пенсионного возраста чуть более 5 лет. Оказавшись в сложной ситуации, Ольга обратилась к датским властям. Ей подняли пенсию до минимального прожиточного минимума и государство оплачивает ее коммунальные и медицинские счета. Также Ольге предоставили жилье – квартиру в 45 кв метров, которой она очень довольна. Так, что Ольга не бедствует. Одевается и питается, по нашим российским меркам, очень хорошо.

Недавно видела по телевизору сюжет по Первому каналу, который, видимо, забыв о своих принципах пропаганды показал счастливых французских пенсионеров, которые после выхода на заслуженный отдых, свой образ жизни, в отличие от российских, не меняют. Они не становятся враз нищими и больными. Денег хватает на те же продукты, одежды, отдых, они ходят по ночным клубам, путешествуют. Их не отправляют тихо умирать в бедности и безнадеге, как это делают у нас.

У нас некоторые пенсионеры в деревнях, проработав всю жизнь на государство не покладая рук, до сих пор живут со старыми ламповыми телевизорами и двумя аналоговыми каналами телевещания. В этом году перешли на цифру по всей России и их телевизор, единственное окно в мир, стал тумбочкой под фикусы. Теперь их развлечение – огород да завалинка в ожидании переезда на кладбище. Власть, введя пенсионную реформу, и здесь постаралась для стариков, даже телевидения лишила, и даже того самого Первого канала, чтобы не видели, как живут пенсионеры во Франции.

В цивилизованных странах женщина может жить на пенсию умершего мужа

Ольга Уиттингтон, по образованию химик. До переезда в Штаты жила в Петербурге, потом вышла замуж за американца и уехала в Хьюстон. Одиннадцать лет назад стала вдовой. Сейчас на пенсии, но ведет активный образ жизни. Не доживает, как у нас в России говорят, а именно живет полноценной жизнью, в том числе и как женщина.

По ее мнению, в России пенсионеров считают отработанным продуктом, это показала и пенсионная реформа, которая не только ухудшает качество жизни, но и быстро старит людей. Для российских пенсионеров почти нет льгот, нет стабильного дохода и, главное, уважительного отношения, особенно к пожилым женщинам. Женщины в любом возрасте хотят быть любимыми, но в 50 тебя списывают, как балласт, за отсутствием исполнения главных гендерных функций. Попросту записывают в старухи. Потому нет смысла следить за своей внешностью. Пропадает интерес к жизни. Поэтому российские пенсионеры выглядят хуже своих ровесников-иностранцев.

– Американцы говорят, что года – только цифры. Я, к примеру, в сои 62 года занимаюсь фитнессом, модно одеваюсь. У меня есть друг, с которым я хожу в кино, в театры, рестораны, – говорит Ольга. — Почему женщины в США выходя на пенсию не чувствуют себя старухами? Другое отношение. Я даже для соседских детей ни тетя, ни бабушка, а Ольга – всех здесь зовут только по имени. Существуют множество досуговых центров для пенсионеров, где учат танцевать, рисовать и другим интересным вещам. Есть льготы на билеты в кинотеатры, музеи и даже в супермаркетах на продукты. Можно получить новое образование в колледже и начать свой бизнес.

В США до своей пенсии я работала всего 5 лет. Пенсию не заработала. Но здесь в таком случае можно получать пенсию мужа: 70% от ее размера, если ты еще не достигла пенсионного возраста, и 100%, когда выходишь на пенсию. Мне повезло, мой американский муж работал с 16 лет и заработал хорошую пенсию. В Штатах пенсии от государства тоже небольшие. К примеру, моя свекровь, которая умерла в 94 года, получала около 800 долларов. В стране, где ты платишь только за электричество по 200 долларов в месяц, такие пенсии ничтожны. Но люди сами финансируют свою старость на протяжении жизни. В США учат с детства надеяться только на себя, откладывать определённый процент ежемесячно на старость. Многие компании в качестве особых бонусов для работников имеют дополнительные пенсионные планы. Таким образом, к выходу на пенсию на счету накапливается несколько сотен тысяч долларов. Этого хватает на безбедную старость. Ну и, конечно, таких нищенских зарплат как в России в США не существует.

Самое страшное для пенсионеров в США – старость приводит тебя в дом для престарелых. Такие здесь традиции. Дома престарелых напоминают 3−4 звездочные отели, они комфортабельны, но там одиноко. Дети навещают родителей, но умирают пожилые среди чужих людей. Сыну сказала, что в дом для престарелых, только если потеряю память или рассудок, – рассказала Ольга Уиттингтон.

Думать о предстоящей пенсии надо с молодости. Но мы все понимаем, что когда зарплата 15 – 25 тыс. рублей, а то и меньше, при нынешней экономической нестабильности в стране, росте цен и инфляции, делать с этой суммы какие-то отчисления и накопления на старость – невозможно!

Старость на 12 тысяч в месяц не может быть ни нищей

У нас домов престарелых почти нет. Пенсионную реформу провели, чтобы только отнять деньги, но ни одного механизама для улучшения жизни людей не продумали. Есть дома для престарелых старые и убогие, или новые, но очень дорогие. Многим одиноким пенсионерам они недоступны. Выживают, как могут. К примеру, Мария Веселова, история которой облетела интернет, в свои 85 живет в Нижегородской деревне Сафоново одна. Соседи-старики давно поумирали. Ее единственные живые спутники кошка Машка и собака Тузик. Все дела по хозяйству приходится делать самой, даже дрова рубить и таскать на своих худеньких плечах.

Ее фитнес – огород, на котором летом выращивает чеснок, капусту, лук, морковь, свеклу и картошку. Зимой же плетет ковры. Говорит, что в округе живых нет. Те, кто помоложе, давно переехали в город, постарше – на кладбище. Единственная возможность для Марии Веселовой пообщаться с живыми – мобильный магазин, автолавка, что регулярно приезжает в Сафоново. Тут продукты и хозтовары купит, чего недостает в хозяйстве, и новости узнает от продавщицы Натальи и водителя Сергея.

Выходной гардероб бабы Маши, в котором она выходит к автолавке (больше наряжаться некуда) – шерстяной Павлово-Посадский платок, купленный лет сорок назад, да пальто на все сезоны того же времени.

– После нашей действительности всегда непривычно видеть спортивных, хорошо одетых и накрашенных старушек, рассекающих на велосипедах по улицам Берлина, – делится в своем блоге впечатлениями Анна Алигусейнова. – Помню, что для меня, впервые оказавшейся за границей в 1996-м, это было самым настоящим культурным шоком – видеть обеспеченных старушек, занятых чем-то еще, кроме выживания. Однако есть у меня уверенность в том, что пересади этих людей на наши 12 тыс. рублей пенсии, они достаточно быстро станут похожи на тех, кого мы видим каждый день в переходах с протянутой рукой или в магазинах, считающих копейки на хлеб и молоко. Старость на 12 тыс. в месяц не может не быть ни нищей, – подытожила пятидесятилетняя Анна, также попавшая в число жертв пенсионной реформы.

Об отношениях пенсионеров с государством

– Все дело в отношении государства к пожилым людям. Моя свекровь прожила с нами в Канаде 10 лет, – рассказывает читателям своего блога Алла Цирюльникова. – Она ни дня не проработала в этой стране, не принимала канадского гражданства, но когда ей исполнилось 65 лет, государство ей назначило пенсию в 1200 канадских долларов, а также льготы на бесплатные лекарства.

Она заболела болезнью Альцгеймера. Когда мы не могли оставлять ее без присмотра медперсонала, обратились в специальную службу и ее поместили в Nursery Home (приют). Вся ее пенсия уходила на ее проживание и уход до самой смерти. А если бы у нас не оказалось средств на похороны, то государство и эту бы услугу проплатило.

Да, у нас высокие налоги, но они стоят того, чтобы одинокие люди и пенсионеры могли достойно прожить свои дни. Умереть в забвении здесь никому не дадут. Очень много добровольцев, которые с радостью помогают пожилым. Есть «дедские сады» для пожилых: утром завез, вечером забрал. Кроме домов престарелых есть дома для пожилых с комфортабельными квартирами, рестораном и постом медсестры. Это дорого, но, как правило, канадцы получают большие пенсии – от 3 тыс до 5 тыс долларов на человека, и могут себе позволить платить 2500 за проживание в таком доме, – рассказала Анна об уровне жизни канадских пенсионеров и гуманном отношении государства к своим пожилым гражданам.

Простить нельзя, забыть невозможно. Именно так вспоминаются слова главы нашего правительства Дмитрия Медведева, что он сказал во время своей поездки в Крым несколько лет назад местной пенсионерке, когда та пожаловалась ему на пенсию в 8 тыс. рублей и что выжить невозможно на эти деньги. «Денег нет, но вы держитесь».

На государство в старости не надеюсь

Согласно соцопросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и исследовательского холдинга «Ромир», работающие россияне не хотят, чтобы их дети жили в России. Одна из причин – сложная экономическая ситуация в стране.

– Мне 32, по российским меркам я успешно работаю. На государство в старости не надеюсь. Рассчитываю заработать, обеспечить себя недвижимостью за рубежом и уехать отсюда, – делится своими планами на старость в своем блоге на Yandex Наталья Клингман. – Мой дедушка, 95 лет, инвалид ВОВ, прошедший всю войну с 16 лет. Чудом выжил на Курской дуге, имеет два серьёзных ранения. Всю жизнь проработал на нашу оборонку. Делал радиотехнику для первого космического корабля «Восток», на котором Гагарин полетел в космос. Он имеет невероятное количество заслуг перед государством и получает пенсию порядка 30 тыс. рублей. По российским меркам это очень высокая пенсия для простых смертных. Но в перерасчете на доллары – это нищенская пенсия. Моя мама отработала более 40 лет на военном заводе. За это она имеет пенсию в 11 тыс. рублей. У мамы моего мужа пенсия в 15 тыс. рублей, а коммуналка выходит ежемесячно в 6 тыс. рублей. Страшно подумать, что ждет нас, будущих пенсионеров в этой стране.

В качестве послесловия: согласно данным Счетной палаты РФ, российские пенсионеры после оплаты услуг ЖКХ и покупки жизненно необходимых лекарств могут позволить себе траты в сумме порядка 200 рублей в день. Мы уже писали, что практически на такие же деньги в тюрьмах обходится содержание заключенных. Пенсионерам без семьи физически выжить нереально.

https://svpressa.ru/society/article/237348/

Пенсионная реформа: Россию превратили в тюрьму для нищих и больных стариков фото 2
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)